Коллеги, приветствую!

Столкнулся с ситуацией - не знаю, как относиться, но нутром чую, что как-то отнестись надо.

Получаю дело об АПН по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ. Но из материалов следует, что изначально дело было возбуждено как уголовное - по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Соответственно, и все действия (вплоть до момента получения СМЭ (о средней тяжести вреда здоровью, в связи с чем дело потом и переквалифицировали на ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ)) велись по УПК. Как следствие, заключение СМЭ содержит расписку эксперта не о разъяснении прав, предусмотренных ст. 26.4 КоАП РФ, и не о предупреждении об ответственности, предусмотренной ст. 17.9 КоАП РФ, а о разъяснении прав, предусмотренных ст. 57 УПК РФ, и об ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ.
И вот чёрт его знает... С одной стороны, по сути и если отвлечься от формалистики, указанные обстоятельства мало на что влияют. С другой, если от формалистики не отвлекаться, то заключение СМЭ не соответствует требованиям КоАП РФ, чтобы являться надлежащим доказательством по делу об АПН. Кроме того, сам лично видел дело (давно, правда), где судом не были приняты письменные показания свидетеля, поскольку в расписке вместе ст. 17.9 КоАП РФ была указана ст. 307 УК РФ.

Уважаемые коллеги, что думаете? Может быть, кто-то сталкивался с подобным, пытался прокачивать эту тему, просто видел практику?..

Спасибо!