Страница 6 из 6 ПерваяПервая ... 23456
Показано с 51 по 54 из 54

Тема: Иск Зябко к Мачневой

  1. #51
    Регистрация
    04.01.2005
    Адрес
    Питер
    Сообщений
    10,184

    Re: Иск Зябко к Мачневой

    Предлагаю найти друдественное ДЛ, заснять его, проиграть иск вплоть до вс.
    Адвокат по назначению и его клиент - это как бесплатный доктор и безнадежный больной

  2. #52

    Re: Иск Зябко к Мачневой

    А наш любимый председатель не подойдёт?
    Пусть у него и не должностное, а выборное лицо.
    Редакция не вступает в переписку с читателями.
    Рукописи не возвращаются и не рецензируются.

  3. #53
    Регистрация
    12.03.2010
    Адрес
    Питер
    Сообщений
    2,870

    Решение 2-я инстанция

    САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
    Рег. № 33-28913/2018 Судья: Карева Г.Г.
    АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
    Санкт-Петербург 30 января 2018 года
    Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
    председательствующего Птоховой З.Ю.
    судей Александровой Ю.К. и Савельевой Т.Ю.

    при секретаре Монгуш С.А.
    рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу М.М.Н. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 12 октября 2017 года по гражданскому делу № 2-3799/2017 по иску З.В.М. к М.М.Н. о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда.
    Заслушав доклад судьи Птоховой З.Ю., объяснения представителей ответчицы М.М.Н. - К.С.К., О.М.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей истца З.В.М. - Г.Д.В., Г.В.В., возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда
    УСТАНОВИЛА:
    З.В.М. обратился в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к М.М.Н. о защите чести, достоинства, деловой репутации компенсации морального вреда.
    В обоснование заявленных требований указал, что является <...>. М.М.Н. в отсутствие его согласия была произведена видеозапись его личного приема ответчицы, состоявшегося 16 декабря 2016 года, которая была размещена М.М.Н. на ресурсе социальной сети «ВКонтакте» и доступна по адресам: <адрес>
    В последствие 19 декабря 2016 года М.М.Н. разместила на интернет-сайте социальной сети «ВКонтакте» в группе <...> по адресу: <адрес> видеозапись его личного приема от 16 декабря 2016 года и свои комментарии к ней.
    Между тем, на размещение вышеуказанной видеозаписи в сети Интернет истец не давал согласия; размещенные комментарии ответчицы не соответствуют действительности, носят явно порочащий характер, поскольку содержат утверждения в форме факта, в т.ч. о неэтичном поведении истца во время личного приема <...>, отказе отвечать на вопросы, низкой квалификации истца, недобросовестности при исполнении должностных обязанностей.
    Ссылаясь на указанные обстоятельства, З.В.М. с учетом уточненных в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требований просил о защите изображения, чести и достоинства путем обязания М.М.Н. в течение 10 дней с момента вступления в законную силу решения суда удалить из сети Интернет видеозапись его личного приема от 16 декабря 2016 года, которая размещена ответчицей на ресурсе социальной сети «ВКонтакте» и доступна по адресам: <адрес>; обязании ответчицы в течение 10 дней с момента вступления в законную силу решения суда удалить из сети Интернет комментарий к видеозаписи личного приема, размещенный на ресурсе социальной сети «В Контакте», доступный по адресу: <адрес> <...>
    Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 12 октября 2017 года исковые требования З.В.М. к М.М.Н. о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда удовлетворены.
    На М.М.Н. возложена обязанность в течение 10 дней с момента вступления в законную силу решения суда удалить из сети Интернет видеозапись личного приема З.В.М. от 16 декабря 2016 года, которая размещена М.М.Н. на ресурсе социальной сети «ВКонтакте» и доступна по адресам: <адрес>
    На М.М.Н. возложена обязанность в течение 10 дней с момента вступления в законную силу решения суда удалить из сети Интернет комментарий к видеозаписи личного приема З.В.М., размещенный на ресурсе социальной сети «В Контакте», доступный по адресу: <...>: <...>
    На М.М.Н. возложена обязанность в течение 10 дней с момента вступления в законную силу решения суда удалить из сети Интернет сообщение, размещенное, 8 февраля 2016 года в 2:29 на ресурсе социальной сети «В Контакте», доступное по адресу: <...>:. <...>
    Этим же решением М.М.Н. запрещено дальнейшее использование и распространение видеозаписи личного приема З.В.М. от 16 декабря 2016 года.
    С М.М.Н. в пользу З.В.М. взыскана компенсация морального вреда в размере 10 000 руб.
    В апелляционной жалобе ответчица М.М.Н. просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным.
    Истец З.В.М., ответчица М.М.Н. в судебное заседание апелляционной инстанции не явились, направили в суд в порядке ст. 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации своих представителей.
    Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного судом решения.
    В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.
    В силу п. 1 ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации честь и доброе имя, деловая репутация относятся к нематериальным благам.
    Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
    Статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.
    В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенными в пункте 7 Постановления от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
    Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.
    Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.
    Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.
    Согласно п. 9 вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в силу п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец же обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.
    В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
    Судом установлено, что истец З.В.М. является <...> на основании Распоряжения Губернатора Санкт-Петербурга №... от <дата> (л.д. 47).
    Истец З.В.М. 16 декабря 2016 года в период с 9час. 40мин. по 13час. 00 мин. проводил ежемесячный личный прием по адресу: <адрес>, в соответствии с Графиком приема граждан от 30 ноября 2016 года (л.д. 46) и Регламентом Правительства Санкт-Петербурга, утвержденным постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 16 декабря 2003 года №100. Данным Регламентом предусмотрена предварительная запись граждан на личный прием к руководителям исполнительных органов (п. 10.3 Регламента). Осуществление видеозаписи личного приема должностных лиц данным Регламентом не предусмотрено.
    Ответчица М.М.Н. пришла на прием истца 16 декабря 2016г. без предварительной записи, что подтверждается карточкой личного приема граждан истцом №... от 16 декабря 2016 года (л.д. 42) и в отсутствие согласия истца проводила видеозапись данного приема, которую впоследствии разместила на интернет-сайте социальной сети «В Контакте» в группе <...> по адресу:<адрес>; а так же на своей личной странице социальной сети «В Контакте» в разделе «Видео» по адресу: <адрес>, которая доступна по адресу: <адрес>.
    Согласно карточки личного приема ответчицы №65 от 16 декабря 2016 года (л.д. 42), содержания видеозаписи приема и ответа истца от 13 января 2017 года (л.д. 43), ответчица на личный прием истца обратилась как частное лицо, по личным вопросам, на которые ей <...> неоднократно давались устные и письменные ответы.
    М.М.Н. 19 декабря 2016 года совместно с оспариваемой видеозаписью разместила на интернет-сайте социальной сети «В Контакте» в группе «<...> по адресу: <адрес> сообщение: <...>
    Ответчица М.М.Н. 08 февраля 2016 года в 2:29 разместила на сайте социальной сети «В Контакте» в группе <...> сообщение, доступное по адресу: <адрес>: <...>
    Разрешая заявленные требования суд первой инстанции руководствуясь вышеуказанными правовыми нормами оценив объяснения представителей сторон в совокупности с представленными суду доказательствами, установив, что права истца на доброе имя и на охрану изображения гражданина нарушены ответчицей, правильно применив положения ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к обоснованному выводу о том, что исковые требования З.В.М. об обязании ответчицы удалить из сети Интернет видеозапись его личного приема от 16 декабря 2016 года, и запрете ответчице дальнейшее использование и распространение видеозаписи личного приема истца от 16 декабря 2016 года подлежат удовлетворению в полном объеме.
    Как правильно указал суд, изображение З.В.М. на распространенной ответчицей видеозаписи личного приема истца от 16 декабря 2016 года, является основным объектом использования. При этом, каких-либо достоверных доказательств, позволяющих объективно свидетельствовать о том, что М.М.Н. получила согласие истца на размещение данной видеосъемки в сети Интернет, ответчицей не представлено. Использование изображения З.В.М. не преследовало цели зашиты общественных интересов, не затрагивало интересов общественной и государственной безопасности, в связи с чем могло производиться только исключительно с согласия истца.
    Факт распространенной М.М.Н. указанных записей подтвержден представленными доказательствами, в том числе, протоколом осмотра письменного доказательства названных интернет-страниц, удостоверенным нотариусом С. (л.д.7-41) и не оспаривается ответчиком.
    При этом ответчицей не доказано соответствие действительности распространенных в отношении истца сведений, в частности <...> при исполнении служебных обязанностей руководителя <...>.
    В то же время, суд обоснованно признал, что распространенные ответчицей сведения в контексте с содержательно-смысловой направленностью всего текста, конкретные словесно-смысловые конструкции текста комментариев содержат утверждения о том, что деятельность истца, как должностного лица, связана с совершением недобросовестных действий при осуществлении должностных обязанностей - нарушением действующего законодательства, неправильном неэтичном поведении, злоупотреблении правами, предоставленными при исполнении служебных полномочий, которые умаляют честь, достоинство и деловую репутацию З.В.М.
    Также судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о том, что под воздействием оспариваемых комментариев у неопределенного круга лиц могло сформироваться негативное мнение об истце, как руководителе <...>, который совершает противоправные действия, исходя из содержания распространяемых ответчицей сведений, что определяет их порочащий характер.
    При этом каких-либо допустимых доказательств, которым мог являться вступивший в законную силу судебный акт, который установил факт злоупотребления истцом служебным положением, должностными полномочиями ответчицей суду не представлено.
    Доводы апелляционной жалобы, повторяющие позицию ответчицы, изложенную в суде первой инстанции о том, что согласие З.В.М. на обнародование и использование его изображения не требуется, так как он является публичной фигурой, как должностное лицо Государственной жилищной инспекции, в связи с чем, использование его изображения означает использование в общественных, государственных или иных публичных интересах и допустимо без согласия гражданина, обоснованно отклонены судом, поскольку публичность профессии истца не влияет на оценку действий ответчицы при применении ст. ст. 23, 24 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 150, 151, 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и не освобождает М.М.Н. от обязанности получить согласие истца на использование его изображения в средствах массовой информации. Указанный вывод суда в полной мере согласуется с позицией Верховного суда Российской Федерации, изложенной в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которых, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, обнародование изображения гражданина и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица.
    Доводы апелляционной жалобы, свидетельствующие об обратном, подлежат отклонению.
    Как следует из содержания оспариваемой видеосъемки приема З.В.М. от 26 декабря 2016 года, истец не давал согласие на размещение данной видеозаписи в сети Интернет; видеосъемку истца ответчица продолжала после того, как он объявил ей об окончании приема, в связи с чем, истец вынужден был покинуть помещение приемной.
    Доводы ответчицы о том, что она является руководителем общественной организации <...> и осуществляет общественную деятельность, не имеет правового, значения по рассматриваемому делу, поскольку на прием к истцу 16 декабря 2016 года М.М.Н. пришла как частное лицо, а не как лицо, действующее в защиту общественной организации, либо неопределенного круга лиц.
    Указание апелляционной жалобы на то, что оспариваемые комментарии выражают личное мнение ответчицы, суждение, убеждение и предположение, в связи с чем не могут быть предметом судебной защиты в порядке ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации отклоняются судебной коллегией по следующим основаниям.
    В силу ст. 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, в том числе свободы мысли и слова (части 1 и 3 ст. 29 Конституции Российской Федерации), а также право на защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации). При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
    В силу приведенных норм, гарантированная Конституцией Российской Федерации свобода мысли и слова не должна являться инструментом нарушения прав других лиц.
    Таким образом, выражение другими лицами своего мнения по какому-либо вопросу не является основанием для освобождения лица, распространившего эти сведения, от ответственности в том случае, если при этом нанесен вред, защищаемым Конституцией Российской Федерации и Гражданским кодексом Российской Федерации ценностям - чести, достоинству и деловой репутации гражданина или юридического лица.
    В решениях по делам «Лингренс против Австрии» от 08.06.1986, «Гринберг против Российской Федерации» от 21 июня 2005 года Европейский суд по правам человека, защищая право автора информации на оценочное суждение, указал на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями, существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию, последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются.
    Анализ оспариваемых З.В.М. суждений ответчицы позволил суду прийти к выводу о том, что они продиктованы не только намерением описать недобросовестность исполнения истцом своих служебных обязанностей, но и намерением причинить вред истцу, что позволило суду прийти к выводу о злоупотреблении правом со стороны ответчицы.
    Оценивая характер оспариваемых З.В.М. сведений, суд усмотрел, что субъективное мнение ответчицы было выражено в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство и деловую репутацию истца.
    Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку изложение ответчицей информации не указывает на то, что факты, описанные в ней, предполагаются автором или лично автор таким образом оценивает поведение истца. Избранный М.М.Н. стиль изложения информации указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности, указывает на недобросовестность, не компетентность истца при осуществлении им должностных обязанностей.
    Довод апелляционной жалобы о том, что судом не было учтено заключение специалиста-специалиста Е. от 04 августа 2017 года, отклоняется судебной коллегией по следующим основаниям.
    В соответствии с ч. 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.
    Согласно ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.
    Частью 1 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.
    Представленное ответчицей заключение специалиста-лингвиста является письменным доказательством, представляющим сбой исследование по вопросам, требующим специальных знаний в области лингвистики. Вместе с тем, в соответствии со ст. ст. 55, 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательством по вопросам, требующим специальных знаний в области науки, является заключение эксперта, составленное по результатам проведенной экспертизы, назначенной по определению суда.
    Заключение специалиста этим требованиям не отвечает, поэтому не могло быть использовано судом в качестве доказательства по делу. Ходатайство о назначении лингвистической экспертизы ответчицей в ходе рассмотрения не заявлялось, не заявлено оно и в суде апелляционной жалобы. В то же время, содержание сведений, содержащихся в приведенных истцом фрагментах текста, могло быть установлено и без проведения экспертизы.
    Поскольку субъективное мнение ответчицы в отношении истца было выражено в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство и деловую репутацию истца, при этом размещение оспариваемой видеосъемки в сети Интернет предусмотренных законом оснований под собой не имело и было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы ответчицы, а намерением причинить вред истцу, принимая во внимание степень вины ответчика, должность истца, характер и содержание оспариваемых видеозаписи и комментариев к ней, а также степень распространения недостоверных сведений, руководствуясь принципами разумности и справедливости требование истца о денежной компенсации причиненного морального вреда правомерно удовлетворено судом в силу требований статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    В соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего.
    По мнению судебной коллегии, определенная судом сумма компенсации морального вреда в размере 10 000 руб. с учетом установленных по делу обстоятельств в наибольшей степени отвечает требованиям разумности и справедливости, а также способствует восстановлению баланса между нарушенными правами истца и мерой ответственности, применяемой к ответчику.
    Иные доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами районного суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, и не могут служить основанием для отмены решения суда.
    Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
    О П Р Е Д Е Л И Л А:
    Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 12 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу М.М.Н. – без удовлетворения.
    Председательствующий:
    Судьи:
    «Идеи становятся силой, когда они овладевают массами» Ленин

  4. #54
    Регистрация
    22.06.2005
    Адрес
    Санкт-Петербург
    Сообщений
    26,412
    Записей в дневнике
    1

    Re: Решение 2-я инстанция

    Цитата Сообщение от За Беспорядок Посмотреть сообщение
    Как правильно указал суд, изображение З.В.М. на распространенной ответчицей видеозаписи личного приема истца от 16 декабря 2016 года, является основным объектом использования. При этом, каких-либо достоверных доказательств, позволяющих объективно свидетельствовать о том, что М.М.Н. получила согласие истца на размещение данной видеосъемки в сети Интернет, ответчицей не представлено. Использование изображения З.В.М. не преследовало цели зашиты общественных интересов, не затрагивало интересов общественной и государственной безопасности, в связи с чем могло производиться только исключительно с согласия истца.
    Безумие какое-то. Это ещё хуже, нежели в первой инстанции.

    44. Без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, то есть когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым.

    Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли.

    Не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности (например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения).

    ==

    Оригинально они передёргивают. Пленум пишет, что гражданина можно ради безопасности, а они это к публичным применяют.

    В общем, в Страсбург и в Президиум.
    «Судья не вышел за пределы предъявленного ему обвинения» © Зампред Новгородского облсуда, 09.10.2017

Страница 6 из 6 ПерваяПервая ... 23456

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •