В целях оттянуть вступление в силу решение суда была подана предварительная жалоба, а потом и мотивированная, из Туапсе на Фонтанку. Тем не менее за 9 месяцев суды справились с задачей.

Единственным доводом было отсутствие доказательства уплаты премии и, следовательно, вступления договора страхования в силу.

https://oblsud--lo.sudrf.ru/modules....ase_id=1014377

Довод апелляционной жалобы о том, что истцом не представлены доказательства вступления договора страхования в силу, опровергаются материалами дела /// враньё /// , при этом суд, оценивая представленные по делу письменные доказательства, включая полис страхования № от 11 июля 2012 года, руководствовался ст. 67 ГПК РФ.

В силу пункта 1 статьи 957 ГК РФ договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или ее первого взноса. В договоре страхования, заключенном между истцом и П.В., предусмотрено, что договор вступает в силу с момента осмотра аварийным комиссаром.

Согласно пункту 2 статьи 957 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование, обусловленное договором страхования, распространяется на страховые случаи, происшедшие после вступления договора страхования в силу, если в договоре не предусмотрен иной срок начала действия страхования.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" стороны вправе включать в договор добровольного страхования имущества условия о действиях страхователя, в том числе, с которыми связывается вступление в силу договора, если они не противоречат действующему законодательству, в частности статье 16 Закона о защите прав потребителей.

В соответствии со ст. 945 ГК РФ при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр стра***мого имущества.

Довод апелляционной жалобы о том, что истцом не предоставлены доказательства вступления договора страхования в силу, правового значения для рассмотрения спора не имеет, поскольку истцом выполнена обязанность по договору добровольного страхования транспортного средства, заключенного с П.В., и в соответствии с положениями ст. 965 ГК РФ перешло право требования к причинителю вреда, соответственно, не влияет на обязанность В.Ю. возместить причиненный вред в пределах фактически выплаченного АО «ОСК» страхового возмещения.

Доказательств того, что вред причинен не по вине В.Ю., ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции, ответчиком не предоставлено. Свою вину в причинении вреда застрахованному автомобилю ответчик не оспаривал, согласился с размером ущерба, определенным по результатам экспертизы.

Предусмотренных законом оснований для освобождения страховщика от выполнения обязанностей по договору добровольного страхования имущества не установлено, как не установлено и оснований для освобождения от гражданско-правовой ответственности ответчика, виновного в причинении вреда застрахованному истцом имуществу.

При таких данных у суда первой инстанции возникли основания возложить на В.Ю. обязанность по возмещению ущерба, причиненного им в результате ДТП, в порядке суброгации.

Судебная коллегия считает, что правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения.